Система желез внутренней секреции. Анатомо-физиологический очерк. Методы исследования.

Железами внутренней секреции (или эндокринными) мы называем такие, которые, не имея выводного протока, выделяют свои специфические продукты непосредственно в кровь (или лимфу и мозговую жидкость). Система этих Желез состоит из: 1) мозгового придатка; 2) шишковидной железы; 3) щитовидной железы; 4) околощитовидных желез; 5) зобной железы; 6) надпочечников; 7) островков поджелудочной железы; 8) половых желез. В большинстве своем эти железы являются образованиями очень малых размеров—от 0,2 до 20 г. Несмотря на это, каждая из них имеет для организма громадное физиологическое значение.

Железы внутренней секреции оказывают влияние на все важнейшие физиологические процессы. Это влияние обеспечивается посредством гормонов или инкре-тов (слово «гормон» происходит от греческого слова hormao, что значит—возбуждаю).

Гормоны оказывают регулирующее действие на различные функции организма. Они действуют не только на те или иные рабочие органы или ткани, но и на сами железы внутренней секреции, а в особенности на нервную систему и через ее посредство обеспечивают связь одних органов с другими. Связь эта осуществляется, впрочем, не одними только гормонами, выделяемыми эндокринными железами, а и многими другими химическими веществами, которые образуются в организме теми или иными его органами и тканями во время их работы. Примером может служить угольная кислота, образующаяся в мышцах и влияющая на функцию дыхания. Высказывались даже мнения, что и эти вещества следует относить к гормонам, но они не нашли общего признания. Ближе к гормонам стоят так называемые «парагормоны»: это уже соединения, которые представляют собой не простые продукты обмена, а особые вещества, вырабатываемые из продуктов обмена; они оказывают очень большое физиологическое действие главным образом на те ткани, в которых они образуются (т. е. местно), но также и на другие, отдаленные от них клеточные элементы. К парагормонам можно отнести гистамин, ацетилхолин и др. Известны, наконец, вещества, которые особенно близко подходят по своему сложному строению и специфическим свойствам к гормонам, как, например, секретин, или антипернициозное начало и т. п. Таким образом, гуморальная регуляция физиологических процессов в организме осуществляется многими факторами, начиная от несложных продуктов обмена, через парагормоны к специфическим гормонам; резкой грани между всеми этими продуктами нет. Между гуморальной регуляцией внутренних органов и нервной регуляцией существует тесное взаимодействие. Нервная система оказывает постоянно самое энергичное воздействие на железы внутренней секреции, а эти последние в свою очередь постоянно влияют на состояние нервной системы.

Очень ярким примером взаимодействия не только в функциональном, но и в анатомическом отношении эндокринной и вегетативно-нервной системы служат взаимоотношения между важнейшей железой внутренней секреции—гипофизом—и высшими вегетативными центрами, как это будет изложено ниже и как это видно из схемы (рис. 266).

Расстройства со стороны желез внутренней секреции могут выражаться в понижении и повышении функции одной из них или нескольких или в нарушениях соотношений между ними. В своих взаимоотношениях одни железы усиливают функцию некоторых желез, другие—угнетают (синергизм и антагонизм). Их взаимоотношение усложняется тем, что, по современным данным, мозговой придаток играет ведущую роль в регуляции функций других желез внутренней секреции. Гипофиз является своего рода «дирижером» желез внутренней секреции, и его многочисленные гормоны оказывают на каждую из других, периферических, желез как стимулирующее, так и парализующее действие. Сочетание этих влияний и обусловливает то или иное функциональное состояние эндокринной системы в целом.
Важнейшими эндокринными железами, изменения которых имеют наибольшее значение во внутренней патологии, является щитовидная железа, надпочечники и мозговой придаток, болезни которых мы и рассмотрим. Поражение внутрисекреторной ткани поджелудочной железы—инсулярного аппарата, приводящее к сахарной болезни, обычно излагают в главе о болезнях обмена.
МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Расспрос больных может прежде всего обнаружить их нервно-психический облик, очень характерный для некоторых эндокринных заболеваний (быстрая реактивность или, наоборот, апатия, вялость, отсталость психического развития и т. д.). Кроме того, при расспросе выявляется ряд чрезвычайно типичных жалоб (изменение аппетита, колебания в весе, ощущение жара или зябкости, потливость, общая нервная возбудимость, головные боли, выпадение волос, половая слабость и многие другие признаки). В развитии эндокринных заболеваний очень большую роль играет наследственность. Важно также установить непосредственные причины, вызвавшие, по мнению больных, их заболевание,—психические травмы, влияния со стороны половой сферы и др. Установлено, что эндокринные заболевания особенно часто получают свое развитие в периоде полового созревания, после аборта или родов, а также в связи с климаксом.

Осмотр во многих случаях может сразу же выяснить характер заболевания, притом с полной точностью, как это будет видно из дальнейшего изложения. Особое внимание должно быть уделено: а) волосяному покрову и коже (сухость, влажность, пигментация, окраска кожи); б) размерам и форме конечностей и скелета, а также чертам лица и форме черепа; в) толщине подкожножирового слоя; г) глазным симптомам (величина зрачков, их реакция, блеск глаз, выпячивание глазных яблок).

Из эндокринных желез можно подвергнуть осмотру лишь щитовидную железу.

Пальпация позволяет исследовать эту железу более тщательно в смысле оценки степени ее увеличения, консистенции, пульсации. Кроме того, пальпация способствует выяснению особенностей скелета, кожи, измененных при некоторых эндокринных болезнях. У отдельных больных удается ощупать опухоль надпочечников, а также околощитовидных желез.

Перкуссия помогает определить изредка встречающуюся загру-динную опухоль щитовидной железы (загрудинный зоб).

Аускультация применяется только для определения шума, возникающего на щитовидной железе при ее гиперплазии.

Рентгенологическое исследование имеет большое значение, так как позволяет: 1) установить величину и форму турецкого седла, на котором покоится мозговой придаток; 2) проверить структуру костей, особенно черепа и конечностей; 3) обнаружить загрудинный зоб.

Антропометрические измерения уточняют изменения роста, столь часто встречающиеся при эндокринных болезнях.

Лабораторные исследования имеют очень разнообразное применение в диагностике эндокринных болезней. Прежде всего пользуются определением основного обмена, т. е. обмена энергетических процессов в покое, выраженном в обмене кислорода. Повышение основного обмена больше чем на 10—15% указывает на ускорение энергетических процессов, что чрезвычайно характерно для повышения функции щитовидной железы, а также гипофиза; уменьшение больше чем на 20—30% встречается при понижении функции щитовидной железы, а также ослаблении функции гипофиза. Биохимическим методом, важным для оценки состояния эндокринных желез, служит определение сахара в крови, в том числе после нагрузки глюкозой. Уровень сахара в крови повышается при гиперфункции щитовидной железы, отчасти надпочечника и гипофиза; понижается содержание сахара в крови при гиперфункции островкового аппарата.

Для исследования больных с эндокринными расстройствами большое значение имеют так называемые вегетативно-нервные рефлексы, из которых наиболее употребительны следующие:

1) глазной рефлекс (Ашнера)—замедление пульса при давлении на глазное яблоко;

2) рефлекс Чермака—замедление пульса при давлении на блуждающий нерв на шее; замедление пульса при том или другом приеме больше чем на 10 ударов в минуту говорит о повышении тонуса парасимпатической нервной системы;

3) дермографизм (что значит «писание на коже»)—вазомоторный рефлекс, наступающий при механическом раздражении кожи (например, при проведении по ней ногтем): на коже появляются либо белые, либо красные полосы; белый дермографизм говорит о тенденции сосудов к спазму; красный—к парезу их тонуса; различают еще черный дермографизм, происхождение которого неясно. Иногда полосы на коже оказываются приподнятыми вследствие капиллярного отека по их ходу;

4) пиломоторный рефлекс—появление «гусиной кожи» в ответ на раздражение (холод, эмоциональные моменты)—указывает на повышенную возбудимость симпатической нервной системы.
Своеобразным симптомом вегетативно-нервных нарушений служит наступающее по временам пссинение конечностей, сопровождающееся чувством холода в них (акроцианоз).

Фармакологические пробы для исследования состояния нейро-эндокринной системы состоят во впрыскивании атропина или адреналина. Атропин парализует блуждающий нерв; по Даниэлополу, вводят в вену по 0,5 мг атропина несколько раз (до 2 мг) до тех пор, пока не прекратится нарастание частоты пульса. Чем больше будет разница между числом пульсовых ударов до пробы и максимальным учащением пульса, тем более сильным считается тонус симпатического нерва (и более слабым— блуждающего). Незначительная разница между исходным числом пульсовых ударов и максимальным учащением пульса говорит о сильном тонусе блуждающего нерва и слабо—симпатического. В том же направлении может быть использован и адреналин. После впрыскивания 1 мг адреналина под кожу пульс также учащается вследствие усиления тонуса симпатического нерва. Адреналин вызывает, кроме того, сужение сосудов, что приводит к бледности кожи, дрожи, повышению артериального давления; атропин дает сухость слизистых, покраснение кожи, расширение зрачков. По интенсивности этих проявлений после фармакологических проб можно судить о степени возбудимости или о тонусе обоих вегетативных нервных приборов.